От апельсинки не родятся мандаринки смысл
Mr-flowerspb.ru

Портал садоводов

От апельсинки не родятся мандаринки смысл

От осинки не родятся апельсинки

Всем привет! На связи снова детский психолог, стоящий у конвейера моральных калек. Сегодня я хочу рассказать ещё об одной категории родителей моих маленьких клиентов. Это люди, которые хотят как лучше, однако получается у них прямо по Черномырдину — как всегда. Чаще всего это взрослые, которых не устраивает, что их ребёнок похож на них, а не на кого-то другого. При этом, если им выдать такую формулировку сразу — очень удивятся, возмутятся и будут всё отрицать, к этой мысли приходится подводить постепенно.

Мама машинально извиняется, задев угол шкафа; папе приходится буквально преодолевать себя, чтоб позвонить и попросить перенести приём на другой день (я засекла по часам над столом, он просил прощения за доставленные неудобства больше двух минут!); приводят пятилетнего сына — помогите, он совсем не умеет добиваться своего и не может поставить себя в детском коллективе.

Раскладываем по полочкам. Вам самим за тридцать. Вы сами этого не умеете, никогда не умели и, честно говоря, вообще считаете, что и не надо, человека нужно судить по делам, а не по умению вовремя сказать то, что от него ждут. Вспомните детсадовских времён поговорку про осинки и апельсинки и отстаньте уже от ребёнка. (Если я когда-нибудь напишу книгу советов по воспитанию, последнее наверняка вынесу в заголовок.)

Туда же — мама-валькирия и папа-богатырь, которые хотели миниатюрную доченьку-феечку, а родилась у них какая-то дылда на голову выше всех одноклассников. Пришлось напомнить школьный курс биологии и подвести людей к выводу, что девочке элементарно не в кого быть миниатюрной, и это не её вина.

Туда же — занятые родители-бизнесмены, которые не помнят, в каком классе учится сын, но возмущаются, что он не знает, когда у бабушки день рождения.

Туда же — десятки трагикомических историй, герои которых пытаются переделать ребёнка под свои представления о прекрасном вместо того, чтобы наконец осознать свои собственные особенности.

Другая проблема — противоположная: родители, возмущённые тем, что ребёнок на них не похож. Обычно это не очень счастливые люди. Часто это мамы, у которых не сложились отношения с папами. Нередко ребёнок тут вообще не при делах, просто по генетическим причинам похож на родителя внешностью и характером, и этим бесконечно раздражает. В особо тяжёлых случаях с роковыми страстями, расставаниями навсегда раз в полгода и последующими воссоединениями у ребёнка может натурально поехать крыша: тяжело жить в мире, где сегодня «прямо как папа» — похвала, а завтра «вылитый отец» — страшное обвинение. Одному мальчику к семи годам трижды меняли свидетельство о рождении. Сначала прочерк в графе «Отец» и мамина фамилия, потом папина фамилия и отчество, потому что папа одумался, потом снова прочерк, потому что одумался не до конца. Причём если в документах изменить ситуацию относительно легко, то в детской душе — значительно сложнее.

Отдельная категория — дети родителей, которые решили «сохранить семью ради ребёнка». Некоторым удаётся договориться, что они просто партнёры по воспитанию, и делать эту работу хорошо (честно сказать, восхищаюсь, сама бы я так не смогла), у других все время включается желание уесть противоположную сторону и сделать хорошую мину при плохой игре. Начинаются подковёрные игрища с ребёнком в заложниках. Скажешь маме, что она плохая — завтра пойдём в магазин и купим тебе любую игрушку, которую выберешь. Скажешь громко при папе, что у Вани отец зарабатывает больше и не валяется на диване по выходным — я в субботу испеку твой любимый пирог. _В той или иной степени к таким уловкам прибегают практически все, особенно те, кто сейчас про себя подумали, что уж они-то — никогда, но в таких семьях это становится основным языком общения.) Некоторые вопреки всему этому умудряются вырасти людьми без особых проблем, но большей части лучше никакой семьи, чем вот такая.

Ещё одна категория — родители, заметившие у ребёнка проблемы и решившие их своими силами исправить. Часто эти люди с таким рвением берутся решать проблему, которая с точки зрения специалиста вообще не стоит выеденного яйца, что помоги бог тому, кто встанет у них на пути! Неаккуратный почерк у первоклашки может быть симптомом некоторых неврологических проблем (обычно настолько мелких, что их даже не лечат, с годами само проходит) или незрелости некоторых участков мозга. А вот невроз, выработавшийся от того, что ребёнка ежедневно заставляют из-за одной помарки переписывать всю тетрадку, лупят ремнём и часами орут, что он дебил, недоумок и будет дворником, — уже целиком заслуга таких вот желающих лучшего. Ещё такие доброжелатели обычно не знают разницы между понятиями «дисграфия», «несобранный ребёнок, который не может сосредоточиться» и «тупой лентяй» (три эти проблемы могут выражаться практически одинаково, и только специалист может их различить). В результате то, что можно было бы относительно легко разрулить, превращается в долгую позиционную войну всех со всеми, проблема не уходит, а только усугубляется, увеличиваясь, как снежный ком, зато энергичные желающие как лучше могут поставить себе галочку в графе «Я неравнодушный».

Читать еще:  Паслен ядовитый

От осинки не родятся апельсинки

Всем привет! На связи снова детский психолог, стоящий у конвейера моральных калек. Сегодня я хочу рассказать ещё об одной категории родителей моих маленьких клиентов. Это люди, которые хотят как лучше, однако получается у них прямо по Черномырдину — как всегда. Чаще всего это взрослые, которых не устраивает, что их ребёнок похож на них, а не на кого-то другого. При этом, если им выдать такую формулировку сразу — очень удивятся, возмутятся и будут всё отрицать, к этой мысли приходится подводить постепенно.

Мама машинально извиняется, задев угол шкафа; папе приходится буквально преодолевать себя, чтоб позвонить и попросить перенести приём на другой день (я засекла по часам над столом, он просил прощения за доставленные неудобства больше двух минут!); приводят пятилетнего сына — помогите, он совсем не умеет добиваться своего и не может поставить себя в детском коллективе.

Раскладываем по полочкам. Вам самим за тридцать. Вы сами этого не умеете, никогда не умели и, честно говоря, вообще считаете, что и не надо, человека нужно судить по делам, а не по умению вовремя сказать то, что от него ждут. Вспомните детсадовских времён поговорку про осинки и апельсинки и отстаньте уже от ребёнка. (Если я когда-нибудь напишу книгу советов по воспитанию, последнее наверняка вынесу в заголовок.)

Туда же — мама-валькирия и папа-богатырь, которые хотели миниатюрную доченьку-феечку, а родилась у них какая-то дылда на голову выше всех одноклассников. Пришлось напомнить школьный курс биологии и подвести людей к выводу, что девочке элементарно не в кого быть миниатюрной, и это не её вина.

Туда же — занятые родители-бизнесмены, которые не помнят, в каком классе учится сын, но возмущаются, что он не знает, когда у бабушки день рождения.

Туда же — десятки трагикомических историй, герои которых пытаются переделать ребёнка под свои представления о прекрасном вместо того, чтобы наконец осознать свои собственные особенности.

Другая проблема — противоположная: родители, возмущённые тем, что ребёнок на них не похож. Обычно это не очень счастливые люди. Часто это мамы, у которых не сложились отношения с папами. Нередко ребёнок тут вообще не при делах, просто по генетическим причинам похож на родителя внешностью и характером, и этим бесконечно раздражает. В особо тяжёлых случаях с роковыми страстями, расставаниями навсегда раз в полгода и последующими воссоединениями у ребёнка может натурально поехать крыша: тяжело жить в мире, где сегодня «прямо как папа» — похвала, а завтра «вылитый отец» — страшное обвинение. Одному мальчику к семи годам трижды меняли свидетельство о рождении. Сначала прочерк в графе «Отец» и мамина фамилия, потом папина фамилия и отчество, потому что папа одумался, потом снова прочерк, потому что одумался не до конца. Причём если в документах изменить ситуацию относительно легко, то в детской душе — значительно сложнее.

Отдельная категория — дети родителей, которые решили «сохранить семью ради ребёнка». Некоторым удаётся договориться, что они просто партнёры по воспитанию, и делать эту работу хорошо (честно сказать, восхищаюсь, сама бы я так не смогла), у других все время включается желание уесть противоположную сторону и сделать хорошую мину при плохой игре. Начинаются подковёрные игрища с ребёнком в заложниках. Скажешь маме, что она плохая — завтра пойдём в магазин и купим тебе любую игрушку, которую выберешь. Скажешь громко при папе, что у Вани отец зарабатывает больше и не валяется на диване по выходным — я в субботу испеку твой любимый пирог. _В той или иной степени к таким уловкам прибегают практически все, особенно те, кто сейчас про себя подумали, что уж они-то — никогда, но в таких семьях это становится основным языком общения.) Некоторые вопреки всему этому умудряются вырасти людьми без особых проблем, но большей части лучше никакой семьи, чем вот такая.

Ещё одна категория — родители, заметившие у ребёнка проблемы и решившие их своими силами исправить. Часто эти люди с таким рвением берутся решать проблему, которая с точки зрения специалиста вообще не стоит выеденного яйца, что помоги бог тому, кто встанет у них на пути! Неаккуратный почерк у первоклашки может быть симптомом некоторых неврологических проблем (обычно настолько мелких, что их даже не лечат, с годами само проходит) или незрелости некоторых участков мозга. А вот невроз, выработавшийся от того, что ребёнка ежедневно заставляют из-за одной помарки переписывать всю тетрадку, лупят ремнём и часами орут, что он дебил, недоумок и будет дворником, — уже целиком заслуга таких вот желающих лучшего. Ещё такие доброжелатели обычно не знают разницы между понятиями «дисграфия», «несобранный ребёнок, который не может сосредоточиться» и «тупой лентяй» (три эти проблемы могут выражаться практически одинаково, и только специалист может их различить). В результате то, что можно было бы относительно легко разрулить, превращается в долгую позиционную войну всех со всеми, проблема не уходит, а только усугубляется, увеличиваясь, как снежный ком, зато энергичные желающие как лучше могут поставить себе галочку в графе «Я неравнодушный».

Читать еще:  Чем удобрять лимон в домашних условиях

От осинки не родятся апельсинки

Вы знаете, осуждая каких-нибудь аморальных писечек, мы всегда забываем об одном важном моменте — а с чего вдруг эта девушка себя так ведёт?

То есть, родилась она сразу эскортницей? Или всё-таки она проституткой стала? Дети — чистый лист бумаги, а значит любое их поведение в будущем — плод воспитания.


Шуба из соболя за 50 тыс. долларов. Фото: Соцсети

Возьмём любую аморальную писю — как она докатилась до жизни такой? Кто её родил, кто вбил ей в голову то, что она готова торговать прелестями за ништяки? Откуда это всё в ней?

Девочки-эскортницы не берутся из ниоткуда, у всех есть мамы, которые их вырастили. Не надо тут удивлённо поднимать брови — если дочь проститутка, нужно смотреть на мать.

Ольга Синтюрева, находящаяся сейчас под следствием за то, что на пару с чеченцем Ибрагимом Дудаевым в прошлом году вынесла из столичного люксового отеля полмиллиона долларов, тоже имеет мать.

Знакомьтесь, скромный бухгалтер какой-то небольшой ОООшки по оптовой торговле рыбными консервами где-то в Московской области Екатерина Всеволодовна Синтюрева,51 года от роду.


Фото: Соцсети

По рынку зарплата главбуха такого уровня — около 100 тысяч рублей в лучшем случае. А цены вокруг — московские. Значит ли это, что Екатерина Всеволодовна коротает свои дни в хрущевке в Капотне или сидит в ипотечной однушке в Южном Бутово? Может быть, в отпуск она ездит на дачу в Тверской области, а одевается в Заре, когда премию выдадут?

И всё потому, что у Екатерины Всеволодовны есть замечательная дочка, которая вполне успешно продает своё «мохнатое золотце» — как в Эмиратах и южных республиках , так и в столичных великосветских кругах.

Есть такая категория мамочек, которые не только знают, чем занимаются их дочери (это все матери знают), но и активно помогают своим солнышкам в их делах. Некоторые даже становятся менеджерами писечки и управляют финансовыми вопросами. Мама же лучше знает, у мамы — жизненный опыт и большая страсть напоследок пожить красиво!

Большинство таких мамочек, как паразиты, присасываются к работающим не покладая ног доченькам и. И наслаждаются жизнью! У самой в советское время не получилось продать половой орган, так зато дочка теперь есть.

И если мамочек самих никто в Куршавель теперь не вывезет, так хоть за счет дочки-эскортницы туда скатаются.


Мамо передаёт привет из Куршавеля. Фото: Соцсети

Екатерина Всеволодовна Синтюрева очень любит путешествовать. Например, только за последние лет пять она побывала в Австралии, Новой Зеландии, Сингапуре, Франции, Италии, Чехии, Венгрии, Греции и Германии.

Вот и в прошлом году не удержалась и отправилась в морской круиз. Отели выбирает со вкусом. В Вене любимый отель — Hotel Sacher Wien со стоимостью номера от 40 тысяч рублей в сутки. Новый год — в отеле Мариотт или вообще в Куршавеле. На полной возрастной ручке Екатерины Всеволодовны — часы Van Cleef&Arpels за 130 тысяч долларов.


Фото: Соцсети

Две квартиры — и не в Капотне, а в престижном Хорошевском районе на северо-западе Москвы. Кстати, доход от этих квартир служит небольшой прибавкой к пенсии мамы — их сдают в аренду.

Рестораны Екатерина Всеволодовна с Ольгой тоже предпочитают хорошие — со средним чеком в МРОТ на человека.

Заподозрить саму Екатерину Всеволодовна в проституции никак не выйдет. 51 год ей, напоминаю. И должность бухгалтера в условном подмосковном ООО «Отмывашка» никак не позволит поехать в морской круиз или Куршавель.

Как говорят, роль Екатерины Всеволодовны в работе Ольги Синтюревой сводится к демонстрации приличной семьи.

Если у Оли наметился «жирный» клиент, значит его следует перевести на «постоянку». Как это сделать? Показать, что она не просто эскортница, а девушка приличная и готовая к серьёзнейшим отношениям!

Для этого Екатерину Всеволодовна организует семейный обед. «Ты у меня один такой, зайка», говорит Оля-писечка и ведёт его знакомится с мамой. Иногда даже маму зовут в путешествия — вот ведь семейная идиллия, ну надо же!

Есть такая поговорка среди мужчин, что лучше дочь-проститутка, чем сынуля-гей. Серьёзно? Действительно лучше?

У меня в голове не укладывается, что может ощущать мать, узнав, что её дочь торгует телом. Что может почувствовать женщина, воспитавшая проститутку — это ведь ужас, полный провал как матери.

Но помогать — помогать. — дочери торговать телом — это уже вообще за гранью. Дочка потеет, её всю изнутри испачкали, а мама на эти деньги катается в Сингапур и во Францию.

От осинки не родятся апельсинки

От осинки не родятся апельсинки На артистов и режиссёров сейчас учат все кому не лень

Недавно один из театральных директоров, обороняясь от моих постоянных нападок на их профессиональный корпус, пожаловался: а вы знаете, что они сами не хотят становиться главными и брать на себя ответственность за театр! Он, конечно же, имел в виду режиссёров, которых больше устраивают разовые постановки. И зарабатывают они тогда лучше. На самом деле так оно сейчас и произошло! Режиссёры, их положение в театре, их уровень профессионализма, чаще невысокий, их фактическое отсутствие в решении насущных дел стали камнем преткновения современного театрального процесса. Общеизвестно, что в новых реалиях сегодняшней жизни изменились многие профессии: к примеру, в новом качестве возрождаются инженеры, сельскохозяйственные специалисты… Очевидно, что второе рождение должны пережить и режиссёры, и актёры.

Читать еще:  Маленькие голубые цветы

Да, они теперь утратили прежний престиж, не очень «догоняют» современные требования к ним, зато обрели новые возможности зарабатывать и процветать. Увы, несмотря на кажущийся зрительский успех, уровень многих постановок слишком часто вызывает резкое недовольство общества, и даже среди самых модных, раскрученных фигур нет равных по таланту, масштабу личности, даже по популярности прежним, недавним Олегам – Ефремову, Борисову, Табакову, Янковскому. Михаилу Ульянову. Есть Машков, но сразу же добавляем: ученик Табакова! А Женовач – ученик Фоменко. Такова уж особенность творчества, что здесь профессия передаётся из рук в руки, от мастера к ученику. Гинкас и Яновская – ученики Товстоногова… Именно учительство Лобанова, Гончарова, Кнебель и Попова, Товстоногова обеспечивали будущую судьбу режиссёрам Андрееву, Морозову, Райхельгаузу, Исрафилову, Туминасу… Иных уж нет, а те далече… Вот уже не стало ученика Равенских Беляковича…

Вопрос вопросов, кто нынче учит режиссёров, актёров. Выпускается их теперь по стране – туча ежегодно; на артистов и режиссёров учат все кому не лень. В институты искусства переквалифицировались институты культуры. Зачем столько актёров? Никто эту социальную потребность не отслеживает, не анализирует, не планирует. По Москве ходят толпы безработных лицедеев, труппы заполнены, нужны они лишь на телевидении для рекламы и обеспечения массовок в «мыльных» сериалах. Молодые специа-листы едут на периферию, но и там для них работы нет. А наборы в вузы ежегодные, платные, вот ключевое слово – «платные». Группу набирают до 100 человек. Но разве можно учить актёров сотнями? Учат хромых, кривых, шепелявых, некрасивых, неталантливых. Красавцы нынче идут в юристы и экономисты. Вот они – ответы на вопросы.

Как правило, учат артистов, режиссёров те, кто остался за бортом профессио-нального театра, по разным причинам выпал по конкуренции, по возрасту, усталости… Некоторые вообще в театре не работали никогда. Но учат, плодят ряды ненужных, невостребованных специалистов. Специалистов ли? В творческом обучении, хотя, мне кажется, более чем в любом другом, опасно доверять обучение тем, кто однажды когда-то сотворил диссертацию кандидатскую и вторую – докторскую… Аттестация часто – дело формальное, по документам… Да, нынешние режиссёры часто кажутся плохо обученными. Профессия им, как кубик Рубика: сложил спектакль из готовых разноцветных пазлов, из общеизвестных ремесленных приёмов, штампов – и готово! Раздел догола артистов, а можно в одинаковые длинные чёрные пальто одеть, вот и спектакль! Любят теперь, чтобы не сцена, а арена была, клоуны, маски, всё одинаково – в Чехове, в Достоевском, в Гоголе… Авторов разных читать, угадывать смыслы, стилистику трудно, поэтому вовсе отменили под лозунгом – немодно, несовременно… Да и пьес-то в обиходе всего из мирового репертуара десяток-два, не больше. Дружно рубят вишнёвый сад… десятки трёх сестёр собираются в Москву… Одно и то же гамлетовское «быть иль не быть?» обсуждают по всей стране. Режиссёры теперь читают, как все, мало, больше в интернете. Часто просто плохо говорят, невнятно излагают свои мысли. Отсюда излюбленный жанр – капустник, КВН. Театру не дают покоя лавры шоу-бизнеса, он всё больше с ним сближается.

Уверена, пришла пора и программы обучения режиссёров совершенствовать. Чтобы не только учить их ремеслу, но и делать широко образованными, мыслящими людьми, не «образованцами», чтобы они знали историю, экономику, логику, психологию, культурологию и социологию. Чтобы было больше мастер-классов, как работать с репертуаром, искать и выбирать пьесу, каков путь от неё к решению спектакля… Чтобы образованием помочь им сформироваться в личность, в индивидуальность, творца. Об этом надо думать, этим заниматься. Не скрою, что с уходом Геннадия Григорьевича Дадамяна мы лишились единственного и последнего учёного, изучавшего, отслеживавшего, думавшего над театральным процессом. Никак пока не ладится с созданием магистратуры в творческих профессиях, многим кажется излишним тратить дополнительные два года на учёбу. Но если актёра можно научить в бакалавриате, то режиссёру точно мало четырёх лет… Особенно главному режиссёру. Это отдельная профессия, требующая специальных знаний. Тут-то особенно важно, кто Учитель, Мастер. Не хочется никого обижать и ссориться, воевать друг с другом надоело, это только отвлекает от реальных накапливающихся проблем. Их пора решать. И помнить самое простое: лучше меньше, да лучше. И ещё – от осинки не родятся апельсинки…

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector